Не приемлю кликуш, революционеров. (pismadljaliz) wrote,
Не приемлю кликуш, революционеров.
pismadljaliz

Categories:

Хроника Великой Отечественной войны. Пролог: что же происходило 01–21 июня 1941 года. Ч.2, 17-21.06.

17 июня 1941 года
           СССР. Нарком государственной безопасности В. Н. Меркулов направил И. В. Сталину и В. М. Молотову агентурное сообщение, полученное НКГБ СССР из Берлина:
           «Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает:
           1. Все военные мероприятия Германии по подготовке вооружённого выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время.
           2. В кругах штаба авиации сообщение ТАСС от 6 июня воспринято весьма иронически. Подчёркивают, что это заявление никакого значения иметь не может…»
           Имеется резолюция (касательно 2 пункта): «Т[овари]щу Меркулову. Может послать ваш „источник“ из штаба герм[анской] авиации к ёб-ной матери. Это не „источник“, а дезинформатор. И. Ст[алин]». Данная резолюция Сталина — реакция на сообщения в этом донесении о том что немецкая авиация будет наносить в первую очередь авиаудары по Баку и по мелким автомастерским под Москвой.
          Германия. 2-я танковая группа завершила развёртывание и занятие исходных позиций для наступления. 17 июня Гудериан провёл рекогносцировку р. Западный Буг.

18 июня 1941 года
           СССР. В. Н. Меркулов направил И. В. Сталину, В. М. Молотову и Л. П. Берии записку «О массовом отъезде из СССР сотрудников германского посольства и членов их семей, и об уничтожении архивов посольства».
           В ПрибОВО к 18—19 июня устными распоряжениями командующего округом привели в полную б.г. свои шесть приграничных дивизий (из 9) и вывели по ПП к границе. И даже посадили в окопы те батальоны, которые по ПП там и должны были сидеть в угрожаемый период. Делалось это в связи с ожиданием нападения на 19-20 июня и эти дивизии так и остались на границе до 22 июня. 18-19 июня Кузнецов выдал ещё приказы о приведении в б.г. всех войск округа, после чего штаб стал перебираться в Паневежис.
           18 июня была команда Жукова на еще запросы КОВО от 16 июня — начинать занимать УРы на новой границе и готовить к заполнению — УРы на старой границе…
           18 июня в повышенную боевую готовность приводились ПВО, ВВС приграничных округов и флота — в «готовность № 2»… В том же ПрибОВО, в приказе № 00229 говорится: «Начальнику зоны ПВО к исходу 19 июня 1941 г. привести в полную боевую готовность всю ПВО округа…». Но на самом деле ввели готовность не № 1 а № 2 — повышенную б.г.…
           До авиадивизий доводится указание ГШ — не только рассредоточивать самолеты по аэродромам но и обваловать их, построить полукапониры для защиты от осколков — если нет возможности замаскировать самолеты. И как показывают командиры, отвечая Покровскому — эти работы выполнялись. Генерал-майор авиации Андреев А. П., командующий ВВС 8-й А ПрибОВО:

             «1. О возможности нападения фашистской Германии в ночь на 22.6.41 точно не было известно, но части ВВС 8 армии так же, как и все части ВВС округа, были командованием ВВС округа предупреждены ещё примерно 16-17 июня о возможности нападения. Было приказано вывести части на полевые аэродромы, а где этого нельзя сделать — рассредоточить самолеты на основных и окопать их для укрытия от поражения осколками авиабомб. В истребительных частях ввести дежурные эскадрильи по одной на полк, а всему остальному летному и техническому составу находиться в расположении части». То есть — после 17 июня ВВС приводили в повышенную боевую готовность.
           Как показывал бывший командира 523 сп 188 сд 11-й А ПрибОВО генерал-майор БУРЛАКИН И. И.:
           «Примерно 16—17 июня в 17:00 командиром 188 сд полковником ИВАНОВЫМ были вызваны командиры частей и зачитана директива не помню чья ПрибОВО или 11 армии, кажется ПрибОВО. Точно всю директиву я перечислить не смогу, но часть пунктов хорошо помню, в которых было указано следующее:
           Немцы сосредоточили большое количество пехотных и моторизованных дивизий на государственной границе. Переход границы ожидается в ночь с 19 на 20.6.
           В директиве требовалось все имущество и боеприпасы погрузить в транспорт. Личному составу выдать на руки противогазы. (тогда противогаз БСС-МО-2 был секретным), части в ночь на 20.6-41 г. вывести из лагеря и рассредоточить.
           Артиллерию по батарейно рассредоточить по лесу.
           Самолеты полностью держать заправленными, летчикам дежурить у самолетов. Другие пункты не помню.»
           Из 41-й приграничной дивизии в приграничных округах, которые должны были первыми принять удар Германии и её союзников по Планам прикрытия (ПП) округов, с 12—18 июня начали выводить и вывели на границу к моменту нападения, в основную полосу обороны, не занимая самих окопов в т. н. «предпольях» — по всей границе — 22 приграничные дивизии. В ПрибОВО вывели — 7 из 9 приграничных дивизий, в КОВО — 10 их 17 и в ОдВО — все 6 их дивизий. В ЗапОВО — не выводили ни одной приграничной дивизии.

19 июня 1941 года
           СССР. Приказом наркома обороны СССР С. К. Тимошенко от 19 июня предписывалось провести маскировку аэродромов, воинских частей и важных военных объектов западных округов. В приказе требовалось к 1 июля 1941 г. засеять все аэродромы травой, покрасить все аэродромные сооружения, зарыть в землю и особенно тщательно замаскировать бензохранилища, категорически запретить линейное, скученное расположение самолётов… Причем, рассредоточение самолетов на аэродромах, по этим директива НКО и ГШ от 19 и 20 июня требовалось провести немедленно.
           С 14 по 19 июня командование приграничных округов получило указания к 22—23 июня вывести фронтовые (армейские) управления на полевые пункты. В телеграмме начальника Генерального штаба Г. К. Жукова от 19 июня командующему войсками КОВО указывалось: «к 22.06 1941 г. управлению выйти в Тернополь, оставив в Киеве подчинённое Вам управление округа… Выделение и переброску управления фронта сохранить в строжайшей тайне, о чём предупредить личный состав штаба округа»
           19 июня в ПрибОВО выдали приказ, в котором приказали немедленно заканчивать работы в предпольях на границе, и еще раз напомнили что их можно будет занимать только после нападения Германии: ""В предполье закончить работы. Но позиции предполья занимать только в случае нарушения противником границы"". Также требовалось — «Для обеспечения быстрого занятия позиций как в предполье так и основной оборонительной полосе соответствующие части должны быть совершенно в боевой готовности». Приказывалось «усилить контроль боевой готовности, всё делать без шума, твёрдо, спокойно».
           И самое важное — приказывалось: «4. Минные поля установить по плану командующего армией там, где и должны стоять по плану оборонительного строительства. <…>. Завалы и другие противотанковые и противопехотные препятствия создавать по плану командующего армией — тоже по плану оборонительного строительства. 5. Штарм, корпусу и дивизии — на связи КП, которые обеспечить ПТО по решению соответствующего командира. 6. Выдвигающиеся наши части должны выйти в свои районы укрытия. <…> 7. Продолжать настойчиво пополнять части огневыми припасами и другими видами снабжения….» 19 июня даже замполиты ВВС доводили до комдивов САД (смешанных авиадивизий приданных каждой армии в запокругах) — дату и время возможного нападения — 3.00 22 июня… 18-19 июня западные округа получили приказы на вывод штабов округов в полевые Командные пункты. Но если ПрибОВО и КОВО срок был указан — к 22 июня вывести в полевое управление штабы округов, то Минску Жуков дал команду выводить штаб к 23 июня.
           ОдВО вывел свой штаб к исходу 21 июня и был готов работать под руководством нш генерала М. В. Захарова — сам командующий выехал из Одессы в 9 часов вечера в Тирасполь.
           КОВО штаб вывел не в полном составе — Оперотдел занимающийся приемом и расшифровкой телеграмм ГШ вместе с его начальников И. Х. Баграмяном был оставлен Пуркаевым в Киеве и прибыл в Тернополь только утром 22 июня, к 7 часам.
           В ПрибОВО штаб с командованием был в Паневежисе и был готов принимать команды Москвы, но сам командующий Ф. И. Кузнецов «затерялся» где-то в частях 11-й армии Морозова и его потом чуть не сутки найти не могли. Вместо Кузнецова командовать пришлось в эти часы его нш Кленову.
           В ЗапОВО Павлов часть офицеров штаба (из того же оперотдела — Фомин потом и отвечал Покровскому, что не был в Минске в эту ночь) отправил в полевой КП, но сам штаб остался в Минске. И шифровки ГШ принимать штаб в Минске мог.

20 июня 1941 года
           СССР. НКГБ в разведывательной сводке о военных приготовлениях Германии сообщает о продолжающемся сосредоточении германских войск.
           НКВД сообщает, что с 10 по 19 июня пограничными отрядами НКВД зафиксировано 86 случаев нарушения границы СССР иностранными самолётами. Согласно донесению штаба ЗапОВО от 21 июня, за 20 июня только в районе Августов отмечено три случая нарушения границы германской авиацией группами до девяти самолётов. Замечено снятие немцами проволочных заграждений вдоль границы. 19-20 июня пограничники переходят в подчинение командиров приграничных дивизий, там, где приграничные дивизии вышли по ПП в эти дни к своим рубежам по приказу НКО и ГШ (Москвы), в погранзону, и на отдельных участках границы пограничники даже передают свои позиции войскам… 19 июня Балтфлот довел штабу ПрибОВО, что они ввели у себя готовность «№ 2»…
           20 июня была команда Генштаба — согласовать округам свои ПП с флотами — в двухдневный срок…(Балтфлот уже сообщил штабу ПрибОВО что ввел повышенную б.г.. Это также показывает генерал-майор И. П. Макара, начальник кафедры истории войн и военного искусства Военной академии Генерального штаба ВС РФ, к.и.н., член редколлегии Военно-Исторического журнала, в статье «Из опыта планирования стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на случай войны с Германией и непосредственной подготовки к отражению» — ВИЖ № 6, 2006, с. 3-9): — «Одновременно принимались меры по повышению боевой готовности Военно-Морского Флота. 19 июня решением наркома ВМФ флоты и флотилии были переведены в оперативную готовность № 2. На следующий день командующие Ленинградским, Прибалтийским особым и Одесским военными округами получили от Генерального штаба указание в двухдневный срок отработать вопросы взаимодействия с флотом в соответствии с планом прикрытия.»…)

21 июня 1941 года
           СССР. Политбюро ЦК ВКП(б) принято решение об образовании Южного фронта. Командующим фронтом назначен И. В. Тюленев. Г. К. Жукову поручено общее руководство Юго-Западным и Южным фронтами, а К. А. Мерецкову — Северным фронтом.
           Посол СССР в Германии Деканозов передал министру иностранных дел Риббентропу вербальную ноту советского правительства о нарушениях границы СССР германскими самолётами.
           Состоялась беседа наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова с послом Германии в СССР Ф. фон Шуленбургом, во время которой В. М. Молотов поднял вопрос об общей обстановке в советско-германских отношениях: почему усиленно распространяются слухи о близкой войне между СССР и Германией и в чём заключается недовольство Германии в отношении СССР. Шуленбург ответил, что все эти вопросы имеют основание, но он на них не в состоянии ответить, так как Берлин его не информирует.
           Утром 21 июня пришло в Москву сообщение из Минска — и скорее всего и по всей границе, где это имело место быть, от пограничников в том числе — немцы начали снимать колючку на границе. И эти донесения срочно подаются в СНК, Сталину и в МиД, помощнику Молотова Вышинскому.
           Сталин днем 21 июня оповещает партийное руководство Москвы — будет нападение. Дает указание — привести ПВО Москвы в повышенную боевую готовность… 21 июня Жуков около 18—19 часов вечера обзванивает округа и предупреждает их о возможном ожидающемся нападении. О котором ему докладывает разведка… В это же время, вечером 21-го и нарком Тимошенко, отправляя Мерецкова в ЛенВО доводит до него: «— Возможно, завтра начнется война! Вам надо быть в качестве представителя Главного командования в ЛВО. Его войска вы хорошо знаете и сможете при необходимости помочь руководству округа. Главное — не поддаваться на провокации. — Каковы мои полномочия в случае вооруженного нападения? — спросил я. — Выдержка прежде всего. Суметь отличить реальное нападение от местных инцидентов и не дать им перерасти в войну. Но будьте в боевой готовности. В случае нападения сами знаете, что делать…» (Мерецков К. А. На службе народу. — М.: Политиздат, 1968, с.209)
           В 19 часов 21 июня начинает совещаться группа высших руководителей страны, которые все входили в Комиссию по военным и морским делам — у Сталина (которая буквально за несколько недель до этого называлась КО — Комитет Обороны). На котором Сталин доводит до Тимошенко и других членов Комиссии информацию о возможном нападении Германии на СССР в ближайшие сутки. На этом совещании, обсуждался вопрос (по донесениям разведки) о возможном нападении Германии в ближайшие часы, а также обсуждались вопросы мобилизации. Жуков, который зайдет к Сталину только в 20.50, в это время как раз и обзванивает округа и предупреждает командующих о возможном нападении в эту ночь.
           А к 21 часу к Сталину прибыл Жуков, который принес с собой директиву — о начале выполнения Планов прикрытия — «Приступить к выполнению ПП 1941 года». Которую он приносил к Сталину ещё 11 июня!
           Сталин опять тормозит жуковское предложение-директиву о «Вводе ПП 1941 года» — вдруг получится все же уладить мирно назревающую ситуацию с нападением Германии. Но дает разрешение — привести (перевести) в полную боевую готовность войска округов — подписывается директива «б/н от 22.20 21 июня». В которой округа предупреждаются — «В течение 22—23 июня возможно внезапное нападение Германии и её союзников»! Сообщается, что нападение может начаться с провокаций, на которые отвечать нельзя и дается команда занять огневые точки на границе. Как поняли в округах эту директиву Москвы? Примерно, так как понял её Пуркаев, нш КОВО — «привести войска в полную боевую готовность, в случае перехода немцев госграницы отражать всеми силами и средствами, самим границы не переходить и не перелетать, до особого распоряжения».
           Данной директивой, о полной боевой готовности — Директивой «без номера», т. н. «Директивой № 1», округа обязаны были поднять свои армии по боевой тревоге, не вскрывая пока «красных» пакетов.
           Итак. Вечером состоялось заседание Политбюро ЦК ВКП(б), после которого в ночь на 22 июня передана в западные военные округа директива о мероприятиях в связи с возможным внезапным нападением немцев.
           Эта директива «б/н» от 22.20 21 июня доводит до округов дату возможного нападения, предупреждает что нападение может начаться внезапно (в смысле — без объявления войны) и с провокаций на которые нельзя поддаваться чтобы не вызвать проблем международного характера. И она приказывает — привести-перевести все войска приграничных округов, ВВС, ПВО этих округов и флота — в полную боевую готовность! А также — занять огневые точки на границе.
           Жуков в 22.00 из кабинета Сталина дает команду оперативному дежурному по ГШ — обзвонить округа и предупредить — ждать важную шифровку Генштаба!
           В 22.20 Тимошенко с Жуковым убывают из кабинета Сталина в кабинет Тимошенко в Наркомат Обороны. Там они переписывают в течение часа текст черновика директивы б/н на бланки шифрблокнота. В 23 часа в кабинет Тимошенко прибывает нарком ВМФ адмирал Кузнецов, которому дают прочесть директиву б/н, по которой он должен поднять флота по тревоге и перевести их в готовность № 1. На уточняющие вопросы адмирала — можно ли открывать огонь в случае нападения Германии, Тимошенко подтверждает — можно.
           В 23 часа Тимошенко обзванивает округа и сообщает что «возможна провокация со стороны Германии и Румынии… Войны, возможно, и не будет, но войска должны быть наготове». Что означает — при всей неопределенности указаний наркома — быть готовыми к войне в том числе.
           В 23.30 на границе ставятся уже боевые задачи: «Отдано приказание по телефону полковником Железняком 9 и 10 пульбатам поднять б-ны по тревоге, занять и загрузить ДОТы»…
           В 23.45 текст директивы б/н передается в шифровальный отдел Оперуправления ГШ. Машинистка делает копии данной директивы — для НКВМФ, Кузнецову, и для штаба Резервного фронта, Буденному. Полчаса уходит на зашифрование текста директивы и в 0.20 начинается передача этой директивы, шифровок в округа.
           В 24.00 — уже Жуков обзванивает округа и приказывает: быстрее передавать в войска директиву о боевой готовности! В это время сам текст только шифруется ещё в ГШ. Минимум в КОВО он звонил… Около 1 часа ночи все округа получили эту директиву «б/н» и к 1.20 расшифровали. В КОВО, правда, это не сделали — оперотдела не было ещё на полевом КП. Но им по телефону вполне из ГШ довели, что от них требуется. В 2 часа ночи начались обстрелы на границе — в том же ОдВО. Об этом Жуков и Тимошенко доложили Сталину. В 2 часа посол Германии начал искать Молотова (министра ИнДел СССР) — вручить Ноту о нападении (возможно в это же время в Москву пришла и телеграмма из Берлина из нашего посольства с сигналом «Гроза» от военного атташе, резидента ГРУ, генерала Тупикова)…
           Ну а в 2.30 22 июня Тимошенко или Жуков, по ВЧ связи, лично дали указание — о вводе ПП. И вот уже у этой «директивы» и должен быть «номер» — Директива «№ 1» начавшейся войны…
         


          Германия. В 13.00 по берлинскому времени немецкие войска получили сигнал «Дортмунд», означающий, что наступление, как и запланировано, начнётся 22 июня.
           21 июня Гудериан находился в передовых частях, проверяя их готовность к наступлению: «Тщательное наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста, который просматривался с наших наблюдательных пунктов, под звуки оркестра они проводили развод караулов. Береговые укрепления вдоль Западного Буга не были заняты русскими войсками».[5]
           Около 23 часов немецкие минные заградители, находившиеся в финских портах, начали минировать выход из Финского залива. Одновременно финские подводные лодки начали постановку мин у побережья Эстонии.
Tags: Великая Отечественная война, Сталин, опровержение фальшивок, хроника
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Отечественная война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment